Приветствую Вас Гость!
Четверг, 25.05.2017, 02:33
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Calendar

«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Поиск

Авдеев В.И.

 
 
 
Авдеев Виктор Иванович
 
 (14 апреля 1923 – 20 января 1955)
 
 поэт
 
Родился в Сормове (ныне Сормовский район Нижнего Новгорода).  Дом, в котором прошло детство поэта, где зарождался его талант, стоял в посёлке Варя на улице имени Печати (ныне территория Московского района Нижнего Новгорода, но этой улицы больше не существует).
Здесь он учился, с задором играл в футбол за дворовую команду. С юношеских лет Виктор пристрастился к чтению. Читал много, и из поэзии ему больше всего нравились стихи М.Ю. Лермонтова. Он стал для него самым любимым поэтом на всю жизнь.
По совету учителя русского языка поступил в литературный кружок при Дворце пионеров, руководил которым Павел Петрович Штатнов. Результатом его кропотливой работы с кружковцами стал выпуск в свет сборника «Слово горьковских внучат», где Виктор Авдеев был представлен стихами «Детская железная дорога» и «Рассказ моряка».
Прямо со школьной скамьи восемнадцатилетним парнем ушел на фронт. Прошел путь от Москвы до Берлина. Под крышу своего дома вернулся в звании гвардии капитана, удостоенный трех орденов (в т.ч. Красной Звезды, Отечественной войны 2 степени) и шести медалей.
В 1950 году он поступил сразу на 3 курс Литературного института им. Горького в Москве (перевёлся из другого гуманитарного вуза). Закончил его в 1954 году.
В 1951 году В. Авдеев (с Михаилом Тимониным и Александром Плотниковым) опубликовал в сборнике «О cамом дорогом» большую подборку стихов.
А через два года в Волго-Вятском издательстве вышла его первая книга «Волжские зори». Кроме стихов о войне, из-под пера поэта вышла поэма «Сормовичи», начинающаяся со строк:
«Как небо душa безмерна.
Идет служивый солдат
По улице Коминтерна
На улицу Баррикад…»
Вслед за этим приступил к работе над поэмой «Окна на Восток». В начале 1953 года он сдал ее в «Горьковскую правду» Креславскому. Поэма была подготовлена к печати, набрана, но в обкоме партии была застопорена цензором.
Но Авдеев не пал духом. Из-под его пера выходят все новые и новые стихи, о которых заговорили не только в Нижнем, но и по России.
Талант поэта не могли не заметить. Ярослав Смеляков подарил ему свою книгу с его дарственной надписью: « Виктору Авдееву — в день знакомства, с большой радостью, возникшей после чтения им некоторых стихов, и полный уверенности в том, что знамя русской поэзии он (со временем) будет крепко держать в своих руках. 1954 г., Я. Смеляков». 
Но жизнь распорядилась по-своему. Виктор Иванович Авдеев скоропостижно скончался.
В 1959 году вышел его посмертный сборник «Капля меду».
 
МОЁ СОВЕРШЕННОЛЕТИЕ 

Мне восемнадцать было под Москвой…
Сухих ветвей обугленные клети
Болтались на ветру. И всё на свете,
Казалось, брошено вниз головой.
Был чёрен снег. Враг прямо в сердце метил,
Но я, и оглушённым, был живой…
Так начиналось совершеннолетье.
Мне было восемнадцать под Москвой.

В разгаре девятнадцатой весны -
Судьба Россия, камни Сталинграда.
Могли ли отступить мы, если рядом
Тела однополчан погребены?
Не знали мы, что город был закатом
Фашистских орд, закатом всей войны…
Я жить хотел - и верным был солдатом
В разгаре девятнадцатой весны.

Двадцатилетье. Курская дуга -
Как радуга из подвигов и славы.
Налево Курск, Орёл в дыму направо,
Здесь враг впервые "тиграми" пугал.
Прибита рожь к земле дождём кровавым,
Свинцовый дым распластан на лугах.
Не знаю, есть ли в мире крепче сплавы -
Двадцатилетье. Курская дуга.

Приказы Сталина. Ищите в них
Мой первый год из третьего десятка.
Ветрами раздувало плащ-палатку,
Вновь стал на место пограничный штык.
Как сто пудов - сапёрная лопатка.
Приказы Сталина - вот мой дневник!
Хотите, назову их по порядку?
Они дороже мне настольных книг.

Мне было под Берлином двадцать два.
Победой шелестели дни апреля,
В последний раз под лезвием шрапнели
Подрезанная падала листва,
Брели понуро немцы по панели,
Приподнялась над бруствером трава,
И мы к параду чистили шинели...
Мне было под Берлином двадцать два.


В ВЕЙМАРЕ 

Над Веймаром пылилось лето,
Дул ветер с пригородных нив.
У ног прославленных поэтов
Стоял я, голову склонив.
Такими их, как скульптор вылил,
Я помню... Взглядом на восток,
Бумаги свиток держит Шиллер,
И Гёте - бронзовый венок...
О двух я думал государствах,
О двух народах, ливших кровь...
Не знал ты, Шиллер, где коварство,
Где - настоящая любовь...
А небо делалось темнее,
Шёл синих туч девятый вал.
И мне казалось, "Прометея"
Великий Гёте завершал...
И вдруг тряхнул я головою,
Уставившись на пьедестал,
И словно выше их, обоих,
Я - рядовой Победы - стал.
За мною были кровь и раны.
Я вспомнил наших сёл пустырь,
И нашу Ясную Поляну,
И Святогорский монастырь...
Но я пришёл не для расправы!..
Потупили поэты взор, -
Не в силах смыть своею славой
Родной Германии позор…
 
Нижний Новгород – Кооперативное кладбище