Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 29.05.2017, 01:16
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Calendar

«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Поиск

Дементьева (Лопухова) Л.П.

 
 
 

Дементьева (Лопухова) Лигия Петровна

(22 декабря 1930 - 25 декабря 2001)

заслуженный работник культуры РСФСР, писатель

Родилась в городе Балахна Нижегородского края. По окончании Горьковской стамотологической школы в 1952 году работала в п. Гусь-Хрустальный Владимирской области. С 1958 года литературный сотрудник газеты "Клич пионера".
С 1959 года заведующая отделом культуры газеты "Ленинская смена", руководитель группы обозревателей по литературе и искусству газеты "Горьковский рабочий". Одновременно училась в литературном институте имени М.Горького, который окончила в 1963 году.
Позднее - главный редактор художественных программ Горьковской студии ТВ, редактор Волго-Вятского книжного издательства (1977 - 1995). Автор сборника стихов, публикаций в журналах "Волга", "Смена" и других. Член Союза журналистов СССР. Член Союза писателей СССР.
Как журналист и писатель всем своим творчеством она утверждала идеалы гуманизма, а своей деятельностью способствовала развитию литературы, помогая становлению талантливой молодежи и пропагандируя произведения земляков.
Литературная, просветительская и общественная работа Л.Лопуховой была отмечена государственными наградами – почетными грамотами, медалями "За доблестный труд" и "Ветеран труда", званием "Заслуженный работник культуры РСФСР" (12.10.1983) и значком "Отличник печати".
 
 
ВОСПОМИНАНЬЕ
 
 
Дядя-тётя Маруся…
Воспоминанье с этим именем странным приходит ко мне.
Очень ярко и крупно, как на экране,
снова детство моё в той жестокой войне. …
 
Дядя-тётя Маруся – наш конюх больничный.
Галифе. «Козья ножка» торчит изо рта.
Ей старухи твердят: «Что смолишь? Неприлично!
Ты же баба, Маруся!». – А… Ни чертá!
 
Но старухи шипели: «О боже Иисусе!
– оглушённые свистом горячим кнута.
 – Не поймёшь: то ль мужик, то ль ты баба, Маруся?»
А Маруся в ответ им: – А вам на чертá?
 
– Дядя-тётя Маруся!
– дразнились мы тоже, когда шла она мимо, в ночи усталая.
Мы стремились порой быть на взрослых
Похожими не со зла, а скорей от бездумья, пожалуй.
 
Но она не гневилась. А что ей, весёлой!
На ногах кнутовищем обмотки поправит.
В Новый год навезёт нам разлапистых ёлок, детвора
– мигом в сани. И счастлив, кто правит!
 
Ей обязана с детства причастностью к ветру,
лихо рядом летящему с гривой коня.
А свалюсь – встать поможет, ободрит: «Не сетуй!»
Вновь поймает коня и посадит меня.
 
Но однажды…
Однажды в промёрзшей конюшне я нашла её, сжавшуюся в комок.
Было зябко.
И хрупал соломой в кормушке отощавший за зиму усталый конёк.
 
Побелев и глаза свои чёрные сузив,
она выла так страшно, пронзительно, тонко,
что, опешив, я: «Дядя, – сказала, – Маруся…»
– и замолкла, увидев в руке похоронку.
 
О, как билась она головою о стенку!
Как тоскливо и горько сказала мне:
 – Ах ты, чёрт! Станешь тут вот и дядей, дéвонька,
коли все мужики полегли на войне.
 
…День Победы! Счастливее дня я не знаю.
Мы примчались на станцию в грузовике.
Здесь оркестр громыхал, стук колёс заглушая,
и смеялась, к шинелям отцов прижимаясь, детвора: нет войны
 
– нет и места тоске!
И стояла в сторонке Маруся. Седая.
В тёмном платье. С кнутом в побелевшей руке.
 
 
* * *
 
 
Белым-бело! Смотри: белым-бело!
Искрится наст, под солнцем оживая.
Сугробами опушку замело,
и ёлки в них по пояс утопают…
 
А в лес войдёшь, как в сказочную синь:
след санный заприметь к лесной избушке,
три раза обойди сестёр-осин,
шепни три слова – и замри, и слушай!
 
…Вот по стволу тихонько стукнет дятел
– три раза! Как кольцом три раза в двери.
Три шишки сбросит белка: – На, приятель!
как будто в знак особого доверья,
 
...запоют вокруг лесные хоры!
Многоголоса песня и прекрасна.
Родные среднерусские просторы,
как на душе здесь и легко и ясно!
 
 
Бугровское кладбище - 6 квартал