Приветствую Вас Гость!
Пятница, 26.05.2017, 04:40
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Calendar

«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Поиск

Губин А.М.

 

Губин Алексей Максимович

 (1820 – 14(26) ноября 1895)

 городской голова, купец 1 гильдии

Выходец из крестьян, был плотником, подрядчиком плотницких работ, впоследствии стал владельцем многих домов в Нижнем Новгороде, был избран в гласные городской думы.

Был избран первым городским головой, по новому положению, в 1871 году. К тому времени он уже успел послужить на общественной ниве – был и председателем Нижегородского ярмарочного биржевого комитета, и попечителем учебных заведений и тюремного замка, и почетным мировым судьёй. Это был очень богатый человек, но в народе ходили слухи о жуликоватости мирового судьи. И позднее они подтвердились.

Однако, начальство Губина ценило, да и новое Городовое положение открывало значительно более широкое поле деятельности для думы, в целом, и для её главы в частности. И энергичный городской голова с энтузиазмом взялся за дело. Городская дума стала регулярно собираться и решать животрепещущие для города вопросы. Учреждается городская пожарная артель, открывается городской родильный дом, появляется первый адресный стол (прообраз справочного бюро) и многое другое.

Горожане высоко оценили заслуги Алексея Максимовича, и при следующих выборах на 1875-1878 годы городским головой был опять выбран Губин.

И вновь последовала достаточно энергичная деятельность: в этот период открыто Владимирское реальное училище и создана речная полиция – в обоих случаях Губин принимал самое деятельное участие.

По мнению и гласных городской думы, и губернского начальства, на Алексея Максимовича Губина всегда можно было положиться. И поэтому, когда в 1888 году нижегородский голова В. А. Соболев неожиданно отказался от места, вместо него был опять избран А. М. Губин. А последующие выборы на период 1891-1894 гг. вновь утвердили кандидатуру Губина, причем с огромным перевесом. За Губина проголосовали 56 гласных думы, против – всего 8 человек.

Казалось, что такая безоблачная карьера, такая авторитетная власть в городе уже ничем не могут омрачиться. Шутка ли, Губин избирался на пост нижегородского мэра четыре раза (!), за заслуги перед городом награжден 9 орденами, в том числе двумя орденами "Льва и Солнца" от персидского шаха.

Но не зря сложилась в народе поговорка: "От тюрьмы да от сумы не зарекайся". 13 апреля 1893 года Губин Алексей Максимович от должности был отстранён, и делом о его злоупотреблениях занялась специальная комиссия.

Ещё в конце 1892 года по городу поползли упорные слухи о денежных махинациях головы с городской казной, о присвоении им огромных сумм денег.

Репутация городской власти стала падать, и, чтобы разобраться в данном вопросе, поднять престиж главы города, 15 февраля 1893 года были назначены новые выборы хозяина города. А уж он должен будет разобраться с финансовой деятельностью своего предшественника. Первый раз на досрочных выборах гласные городской думы горой встали на сторону своего головы и вновь оказали ему высокое доверие, хотя сомневающихся было уже значительно больше: 29 голосов "за" и 27 – "против". Однако большинством голосов дума подтвердила свое доверие к Губину. Но губернатор не утвердил результаты выборов, и 8 апреля 1893 года гласным вновь было предложено выдвинуть из своих рядов другого городского голову.

Среди депутатов думы царило смятение – не было ни одного фаворита, предложенные лица (а их было 18) один за другим отказывались от баллотирования на пост. В конце концов согласился баллотироваться А. М. Меморский, но не получил большинства избирательных голосов: 26 – "за" и 30 – "против".

Окончательные выборы городского головы были назначены на 13 апреля 1893 года, для чего созывалось экстренное собрание городской думы. Опять к выборам было предложено 18 кандидатов, опять практически все отказались от баллотировки. Согласился баллотироваться только нижегородский мещанин А. С. Уткин, но получил только 8 избирательных и 47 неизбирательных голосов. Афанасий Сидорович Уткин был известен среди гласных как непримиримый обличитель и борец за правду, а значит, популярностью среди сотоварищей не пользовался.

Сумятица воцарилась среди гласных. Никто не хотел заступать на место опального мэра и разбираться в его делах, никто не хотел занимать опозоренное кресло. В конце концов, дума ещё раз обратилась к барону Д. Н. Дельвигу. После усиленных и единодушных просьб он согласился допустить себя к баллотированию и получил при выборах абсолютное большинство – 47 избирательных и 8 "против".

Дмитрий Николаевич Дельвиг повел себя очень осмотрительно. Он не только не обрушился на прежнего городского голову, по примеру Уткина, но и предложил думе выразить благодарность Губину, занимавшему этот пост с 1870 года и "положившему немало труда и забот по заведыванию городским хозяйством и благоустройством, особенно за первые годы по введении в Н. Новгороде Городового положения 1870 года".

Передачу городской кассы Д. Н. Дельвиг назначил через два месяца, на 21 июня 1893 года, чтобы прежний состав думы смог подготовить все счета. При передаче кассы выяснилось, что слухи, упорно ходившие по городу, имели под собой реальную почву: "А. М. Губин получил из городской кассы на общественные нужды более 22 000 рублей, а оправдательных документов на них не представил и, кроме того, не уплатил разных налогов до 15 000 рублей".

Для гласных думы это не было внезапным ударом, и они назначили особую комиссию "по разбору дела о задолженности г. Губина по должности городского головы".

Сам Алексей Максимович на заседание думы не явился, но долгов своих не отрицал и на слабое здоровье не ссылался. Ситуацию Губин объяснял так:

"Обстоятельства, стеснившие меня в продолжение последних 4-5 лет (время служения мною городским головой), пошатнули моё финансовое положение вследствие двух, даже трех крахов нижегородских торговых фирм, с которыми я был связан кредитом во всех нижегородских коммерческих банках".

Особая комиссия приступила к работе не сразу. Два её члена - А. М. Меморский и В. В. Акифьев впоследствии вышли из состава комиссии и тем самым приостановили ее работу.

Но в октябре комиссия все-таки завершила свою работу и представила на заседание думы полный отчет о растратах Губина на сумму 33 000 рублей. Причем от членов комиссии требовалось определенное гражданское мужество. Так, члены комиссии С. Зененко, Я. Башкиров, Н. Бугров, М. Магула, А. Баумен, В. Мензелинцев отмечали, что "комиссия остается в уверенности, что дума не будет поставлена в затруднение дать свое правильное и нелицеприятное заключение по делу бывшего городского головы А. М. Губина".

Перед началом слушаний по делу Губина гласные, работавшие ранее с Алексеем Максимовичем, демонстративно покинули заседание думы. Гласный А. С. Уткин произнес пламенную речь, где доказывал, что "преступление Губина влечёт за собой наказание с лишением всех прав и ссылку в Сибирь и дела о присвоении и растрате не кончаются миром". Но дума решила иначе. Закрытой баллотировкой большинством в 23 голоса против 18 было решено дело об ответственности Губина не возбуждать, особое мнение гласного Уткина занести в протокол.

Так достаточно благополучно кончилась для Алексея Максимовича Губина эта неприятная история, и он получил возможность постепенно в течение последующих лет погашать свой долг в городскую кассу.

Скончался в Нижнем Новгороде. Был похоронен около южной стены Нижегородской Спасо-Преображенской единоверческой церкви.

 

Нижний Новгород - Единоверческое кладбище

КЛАДБИЩЕ ЛИКВИДИРОВАНО

МОГИЛА УТРАЧЕНА