Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 22.10.2017, 03:39
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Calendar

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Поиск

Иванов И.Х.

 
 

Иванов Иван Харитонович

(06 января 1886 – 1939)

деятель Российского революционного движения

Родился в селе Павловка Кирсунского уезда Симбирской губернии, в бедной мещанской семье. Отец его в 13 лет был взят в школу кантонистов в Петербурге, после окончания службы приехал в Симбирскую губернию, где и поступил на работу старостой в помещичью усадьбу. Мать, как вспоминал впоследствии сам Иван Харитонович, происходила из «полуинтеллигентной семьи», ее тянуло в среду сельских учителей, врачей, священников, но, забитая нуждой и обремененная большой семьей (шесть сыновей и шесть дочерей), она была вынуждена полностью посвятить себя домашним заботам. Ивану довелось окончить лишь церковно-приходскую школу и год проучиться в учительской семинарии, после чего, из-за недостатка средств у родителей, пришлось прервать обучение и наняться в Симбирске в ученье к ювелиру. Хозяин ювелирной мастерской оказался большим самодуром, секреты профессии вбивал, в прямом смысле слова, подзатыльниками и кулаками. Нравы, царившие в мастерской, а также рассказы отца о жесткой муштре в школе кантонистов, вызывали у Ивана чувство протеста против подобных порядков. Завершилось это тем, что во время очередного избиения его хозяином он ударил того молотком, убежал из мастерской и поступил учеником слесаря на чугунно-литейный завод. Именно на заводе, писал Иванов в своей автобиографии, он почувствовал себя членом рабочей семьи, стало жить интересами рабочего класса, впервые узнал о существовании профсоюзов – организации, защищающей права пролетариата. В 1903 году Иван познакомился со студентом, социал-демократом Охотиным, приобщившим юношу к революционной деятельности. Он ввел его в социал-демократический кружок, в который входили студенты, гимназисты и молодые рабочие. Первая же прокламация, которую Иван принес на завод, сразу подняла его авторитет среди рабочих. В том же году был организован союз металлистов Симбирска, и семнадцатилетний слесарь Иван Иванов был избран его председателем. Правда, просуществовал союз всего две недели, о нем узнала администрация завода, и Иванова с несколькими товарищами уволили. Попавший к тому же под подозрение полиции он вынужден был уехать из Симбирска в Самару. Работать он стал в депо, но и отсюда был вскоре уволен за распространение прокламаций о погроме в Кишиневе и убийстве Плеве. Тогда же он был впервые арестован, но за неимение улик выпущен и выслан из Самары. После этого Иванову, ставшему убежденным большевиком, пришлось немало поколесить по России, не оставаясь надолго ни в одном из городов. В Ростове-на-Дону он работал слесарем на бумажной фабрике и вел активную революционную деятельность. После участия в 1905 году в декабрьской забастовке и подавленном властями вооруженном восстании два года скрывался на Кавказе. Однако в 1907 году, пытаясь нелегально перебраться в Астрахань, был арестован и осужден на 6 лет каторжных работ.
Отбыв полностью каторгу, Иванов остался в Сибири. Февральская революция застала его в городе Верхнеудинске. В мае того же 1917 года он возвращается в Симбирск, где становится членом комитета РСДРП(б) и избирается в Совет рабочих депутатов. После Октябрьской революции его назначают председателем Центрального совета Симбирской губернии и комиссаром труда. С 1919 по 1920 год он возглавляет Симбирский губпрофсовет.
В 1920 году постановлением ЦК РКП(б) И. Иванова переводят в Иваново-Вознесенск, где он вначале руководит оргинструкторским отделом, а затем занимает пост председателя губернского совета профсоюзов. Всего год довелось ему проработать в текстильном крае, но и этого времени хватило, чтобы занять в истории ивановского профсоюзного движения заметное место. В областном архиве сохранились протоколы съездов, заседаний пленумов и президиума губпрофсовета, которые хотя и скупо, но донесли до наших дней образ человека решительного и энергичного, умеющего четко и ясно обрисовывать ситуацию в губернских профсоюзах и ставить перед ними конкретные цели.
Годы, в течение которых Иванов возглавлял губпрофсовет, стали временем завершения гражданской войны и перехода к мирному строительству. Губерния, как и вся страна, практически, начинала жизнь заново. Начинала в условиях разрухи, голода, холода. Стояли фабрики, резко сократилось производство хлопчатобумажных тканей. Не хватало хлеба и самых необходимых товаров.
Хотя гражданская война и отодвинулась от границ Москвы, Петрограда и Иваново-Вознесенска, она продолжала оставаться в центре внимания профсоюзов, объединявших в своих рядах значительную часть рабочего класса и служащих. На пленуме губернского Совета профсоюзов 23 октября 1920 года Иван Харитонович Иванов предложил «обратиться ко всем рабочим и служащим – членам профсоюзов с воззванием о помощи фронту и обязать всех членов союзов: 1. Увеличить рабочий день в течение недели помощи фронту на два часа. Все продукты, где таковые возможны, сработанные в это сверхурочное время, поступают в помощь фронту. Где это произвести невозможно, отчисляются в помощь фронту суммы, выработанные за это время. 2. Со всех членов профсоюзов производятся отчисления ½ аршина мануфактуры из будущего общегражданского распределения. 3. Со всех членов профсоюзов производится добровольное отчисление в помощь фронту».
Восстановление разрушенного войной хозяйства оставалось другой важной заботой губпрофсовета. На V губернском съезде профсоюзов, состоявшемся в апреле 1921 года, Иванов так сформулировал задачи губернских профсоюзов в послевоенный период: "Будучи основным хребтом пролетарской диктатуры, главным участником экономического строительства Советской республики и единственным организатором труда, профсоюзы определяют свои задачи… как единственно правильные в переживаемую эпоху». Какие же это были задачи? «Вовлечение масс в процесс развития производственных сил. Пробуждение интереса среди членов союза к производственным задачам. Улучшение материального положения рабочих и поднятие культурного уровня, так, чтобы каждый член союза понимал, почему от него требуют усиленной производительности. В связи с этим центр деятельности должен быть перенесен на места, фабрики, заводы, в широкую массу».
Одновременно председатель губпрофсовета отметил, что не все из того, что было намечено предыдущим губернским съездом профсоюзов в 1920 году, удалось претворить в реальные дела. Почему же некоторые планы не сбылись? Иванов объяснил это коротко и довольно метафорично: «Профсоюзами руководило одно желание – скорее к станкам, налаживать разрушенное хозяйство. Но не успел разъехаться IV губернский съезд, как началось наступление белой Польши, а затем Врангеля. Это отвлекало весь рабочий класс России от поставленной им задачи. Вместо хозяйственного фронта – снова фронт военный и работа по-военному. Когда нож у горла, некогда рассуждать и думать о том, что напрасно не учился фехтованию».
Но хотя внимание профсоюзов и было отвлечено на войну, они не забывали другие стороны профсоюзной жизни. Достаточно полистать протоколы заседаний президиума губпрофсовета за 1920-1921 годы, чтобы понять: сидеть без дела, зарывшись в бумаги, им не приходилось. Какие только вопросы не стояли на повестке дня! О помощи забастовавшим рабочим Швеции и Норвегии. О предоставлении права на получение мануфактуры, подлежащей распространению между членами профсоюзов. Об ассигновании средств на дополнительное питание в лазаретах. О распространении карточек премиального хлеба и обуви. О замене обычного празднования 1 Мая массовым коммунистическим субботником. О добровольных пожертвованиях на организацию санатория имени В. Я. Степанова, погибшего на фронте. О милитаризации аппаратов профсоюзов. Об издании журнала «Труд» (выделено 150 тысяч рублей). О дисциплинарных судах. О мобилизации членов союзов на врангелевский и польский фронты. И одновременно – о наборе студентов на «рабочий факультет» - знаменитый рабфак при молодом Иваново-Вознесенском политехническом институте, давшем губернии сотни грамотных специалистов из числа рабочей молодежи.
Документы 20-х годов дают картину частого перемещения партийных, советских, профсоюзных работников. Это было традицией того времени – посылать лучшие кадры на укрепление той или иной организации, «перебрасывать» их из одной губернии в другую. Такая же участь ждала и Иванова. В декабре 1921 года его переводят на Украину. Решением ЦК Компартии республики он откомандировывается в Екатеринослав, где также назначается председателем губернского совета профсоюзов. Дальнейшие перемещения следовали одно за другим. 1923 год – председатель Астраханского губпрофсовета. 1924 год – председатель Тамбовского губернского совета профсоюзов. В 1927 году Иванова направляют в далекий Полторацк (так в 20-е годы назывался город Ашхабад), где он возглавляет республиканский совпроф. В феврале 1928 года переезжает в Ижевск. Посты, занимаемые им, были достаточно высокими – заместитель председателя облисполкома и председатель облплана Удмуртии.
Рядом с Ивановым И.Х. похоронена его жена - член КПСС с 1919 года - Иванова Анна Прокофьевна (1892 - 1974).
 
Бугровское кладбище – 8 участок