Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 25.09.2017, 02:00
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Calendar

«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Поиск

Хирный Ю.М.

 

Хирный Юрий Михайлович

(06 апреля 1927 – 11 февраля 2004)

физик, конструктор

Один из старейших ветеранов КБ-11 (ВНИИЭФ), стоявший у истоков создания и становления во ВНИИЭФ ядерно-физических исследований – важнейшего направления научно-технической работы на предприятии, созданном для разработки ядерного оружия. Юрий Михайлович трудился во ВНИИЭФ более 50 лет.

Придя в Институт в годы, когда атомной отраслью руководил Игорь Васильевич Курчатов, а у руля ВНИИЭФ были «отцы-основатели» – Павел Михайлович Зернов, Юлий Борисович Харитон, Кирилл Иванович Щёлкин.
Юрий Михайлович Хирный был направлен во ВНИИЭФ после окончания Московского энергетического института в 1950 году, в дни бурного роста Института, после успешного испытания первых атомных зарядов и перехода к разработке термоядерного оружия, когда был начат отбор во ВНИИЭФ лучших студентов ведущих вузов страны. «Крестным отцом» Хирного стал Самвел Григорьевич Кочарянц, читавший лекции на наиболее сложном и престижном электротехническом факультете МЭИ.
Сам «инженер от Бога», Кочарянц приметил искру Божию в одаренном студенте и отобрал его для работы на уникальном предприятии, на которое направили его самого.
Зачисленный по прибытии в штат КБ, Юрий Михайлович вскоре перешел в отдел экспериментальной ядерной физики – один из немногочисленных поначалу ростков, из которых со временем выросло могучее, ветвистое дерево нынешнего громадного ВНИИЭФ.
Перед ядерно-физическим отделом, как и перед отделами и лабораториями других направлений, входивших в научно-исследовательский сектор (НИС, которым руководил Щёлкин), была поставлена задача экспериментально обосновать теоретические идеи, методы расчета, а также технические решения, заложенные в конструкцию зарядов. Роль и ответственность исследований научных отделов НИС существенно возросла с переходом к созданию водородных зарядов, намного более сложных по идеологии, конструкторским решениям, технологии изготовления, чем «обычный» атомный заряд.
Если при всей ограниченности имевшейся информации о делении ядер ее оказалось достаточно, чтобы рассчитать «обычный» заряд, то необходимых для расчета водородного заряда, данных о термоядерных реакциях, участвующих в работе заряда, либо не было вообще, либо они были недостоверны. Получение необходимых данных стало для ядерщиков одной из приоритетных задач. Поэтому на рубеже 40-50-х годов руководство ВНИИЭФ приняло решение создать лабораторию электростатических ускорителей заряженных частиц, несколько позднее она вошла в ядерно-физический отдел.
С первых дней существования лаборатории Юрий Михайлович стал и остался на все последующие годы одним из ее ведущих сотрудников.
Невозможно переоценить роль Хирного и группы физиков и инженеров, которой он руководил в строительстве все более совершенных ускорителей (прежде всего – в создании для них оригинальных по принципам и техническому исполнению источников ионов) – от созданных в 50-е годы ускорителей ЭТ-2, ЭТ-5 до построенного позднее ЭТ-15, долгие годы не имевшего аналогов в отечественных лабораториях.
На этих электрофизических установках не только были выполнены первоклассные «профильные» измерения ядерных испытаний, но был проведен и большой объем многопараметровых измерений характеристик ядра и ядерных процессов, имеющих первостепенный интерес для теории ядра, в том числе для обоснования и уточнения моделей ядер.
«Константные» ядерно-физические измерения по планам ВНИИЭФ постоянно сочетались с разработкой методик и решением «ядерно-технологических» задач, с получением результатов и рекомендаций, использовавшихся в новых технологиях при создании изделий.
Неоспорима заслуга Юрия Михайловича в создании самого современного технико-экспериментального комплекса, не только ставшего органическим дополнением комплекса других крупных экспериментальных установок, созданных в секторе 4 для решения задач, связанных с зарядостроением (реакторы, гамма-графический комплекс и др.), но и обеспечившего уникальные возможности получения «фундаментальной», академической информации о свойствах ядер.
В результате экспериментаторы-ядерщики ВНИИЭФ приобрели высочайший авторитет в институтах АН СССР и западных лабораториях, обусловивший, вместе с другими достижениями Института, и сегодняшний престиж ВНИИЭФ как центра мировой науки, способного ставить и решать широкий круг задач, выдвигаемых наукой и практикой.
Поразительной была широта интересов Юрия Михайловича, его любопытство к фактам и явлениям: шаровая молния, сверхпроводимость, холодный термоядерный синтез, теория Козырева о превращении времени в энергию и многое, многое другое.
Исследования взаимодействия ионов с поверхностью металлов (проводившиеся при создании источников отрицательных ионов для тандемных электростатических генераторов) привели Юрия Михайловича к обнаружению эффекта возникновения аномальной коррозионной стойкости металлов, облученных ионами гелия.
По инициативе нескольких московских институтов АН СССР, занимавшихся проблемами близкого (и не очень – например, исследованиями лунного грунта) направления и узнавших о работах Хирного была подана заявка и получен патент на научное открытие, и одной из главных фигур в списке авторов стал Юрий Михайлович.
Открытие стало первым (и до настоящего времени остается одним из трех) открытием во ВНИИЭФ, где зарегистрированы и внедрены многие десятки и даже сотни изобретений (в том числе ряд свидетельств и патентов на изобретения принадлежит и Юрию Михайловичу Хирному).
К сожалению, созданный Юрием Михайловичем задел для реализации на этой основе прикладных работ по основному профилю ВНИИЭФ (повышению эффективности ряда целевых разработок, в частности – для повышения стойкости и надежности изделий) остался, по существу, нереализованным – так же, как не была завершена его докторская диссертация.
Во ВНИИЭФ неоднократно обсуждали (и достигалась предварительная договоренность с руководством) вопрос о выдвижении на Государственную премию комплекса выполненных в секторе № 4 экспериментальных работ по ядерной физике.
Однако на завершающем этапе, как правило, получали приоритет работы по созданию конкретных образцов оружия.
Для Юрия Михайловича характерным было совмещать основную научную работу с самым активным участием в общественной жизни отдела и сектора, а также с выполнением научно-административных обязанностей.
Хирный – многолетний председатель производственной комиссии сектора, член многих комиссий предприятия, председатель комиссии министерства, в течение 30 лет – секретарь научно-технического совета сектора № 4 – одного из наиболее крупных, разноплановых по тематике и сложных по применяемой технике подразделений ВНИИЭФ.
 
Саров – Городское кладбище