Приветствую Вас Гость!
Четверг, 23.11.2017, 12:36
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Форма входа

Calendar

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Поиск

Панов А.В.

 
 
Панов Александр Васильевич
 
 (1865 – 05 (18) декабря 1903)
 
 публицист, библиограф
 
Родился в семье священнослужителя в селе Илешево Кологривского уезда Костромской губернии (ныне посёлок Илешево Кологривского района Костромской области).
В двухлетнем возрасте лишился отца, с шести лет прислуживал в богатом доме. Семья оказалась в бедственном положении.
К счастью, через некоторое время его удалось устроить в Солигаличское духовное училище на казенный счет. Училище, а затем Костромскую семинарию он заканчивает на отлично и в 1887 году поступает в Казанскую духовную академию.
По окончании академии А.В. Панова ждала научная деятельность. Его, как способного студента, предполагали оставить при академии для подготовки к профессорскому званию по кафедре истории, но за 17 дней до получения диплома он вместе с несколькими товарищами был исключен из академии за участие в нелегальном народническом студенческом кружке самообразования.
В 1892 году он был выслан в Нижний Новгород под гласный надзор полиции. Здесь произошло его знакомство с А.М. Горьким, который очень ценил А.В. Панова и не раз оказывал ему помощь. Он заведовал в нашем городе лучшими библиотеками: книжным собранием демократического Всесословного клуба и частной библиотекой А.И. Попова.
Максим Горький очень ценил А.В. Панова, называл его «романтиком и фанатиком народничества», писал в своих воспоминаниях: «… Александр Васильевич Панов один из тех людей, которые всю жизнь свою, все силы затратили скромно и бесшумно на то, чтоб подготовить социально-геологический переворот в России… Всю жизнь Панова, – как многих, подобно ему, – гоняли из города в город, из тюрьмы в тюрьму, но где бы ни останавливался, хотя ненадолго, он немедленно обрастал книгами. Казалось, книги падали к нему с небес, выскакивали из-под земли, и в большинстве это были те «изъятые из обращения» книги, в которых наиболее ярко блестела свободная и тем самым всегда революционная мысль. Этот костёр книг, вытесняя из комнаты воздух, которого легким Панова и без того не хватало, привлекал к поднадзорному, окружённому шпионами человеку десятки юношей и девиц, «взыскующих света истины…».
Он обладал высшей степенью неизбежной для проповедника веры в монументальную вечность книжных истин и, казалось, физически, пальцами ощущал гранит и бронзу слов: «Мысль и свобода – прежде всего!» Страстная нетерпимость пророка соединялась в нём с удивительной нежностью к молодёжи и вообще к людям…».
Возможно, в 1895–1896 гг. Панов служил священником в своём родном селе. По воспоминаниям племянницы Александра Васильевича, Августы Петровны Пановой, хранящихся в фондах Кологривского музея, Панов в летнюю пору приезжал в село Илешево "... и здесь между обедней читал крестьянам книжки, беседовал с ними и раздавал книжки для чтения. Сам жил весьма экономно. Больше тратил средств на собственную библиотеку и помощь нуждающимся".
В 1897 году из Нижнего Новгорода Александра Васильевича в административном порядке высылают в Самару, а затем в Саратов.
В 1902 году после десяти лет ссылки он получает право свободного передвижения и возвращается в Нижний Новгород.
Здесь он провел свой последний год жизни. Это был тяжелый год, наполненный важными событиями.
Александр Васильевич активно работал в организованном А.М. Горьким «Книжном музее». Так назывался книжный магазин при газете «Нижегородский листок», который занимался распространением изданий «Знания» и других демократических издательств.
Панов вел ответственную переписку с рядом городов и с заграницей, в том числе, и по вопросам запрещенной литературы.
Деятельность музея вызывала серьезные подозрения охранного отделения полиции.
После публикации в октябрьских номерах «Нижегородского листка» за 1902 год статьи Панова «Домашние библиотеки» он фигурировал в донесениях охранки, как автор «тенденциозного списка», подбор литературы в котором был «…сделан с очевидной целью воспитать читателя в смысле сознания неудовлетворенности существующего порядка вещей».
Не миновать бы Панову нового ареста и высылки, если бы не друзья. Чтобы спасти его от неминуемой расправы, они снабдили его деньгами и отправили в Крым на лечение, в котором он так нуждался (гонения и ссылки сделали своё злое дело: он заболел туберкулёзом).
Вернулся Панов в Нижний Новгород в безнадёжном состоянии. И вскоре скончался, тридцати семи лет от роду, в маленькой квартирке на улице Полевой (ныне ул. М. Горького).
В последний путь его провожали все руководители нижегородской социал-демократической организации – О.И. Чачина, муж и жена Пискуновы, В.А. Ванеев и другие.
Среди венков, возложенных на могилу А.В. Панова, был венок и от А.М. Горького.
Похороны Панова превратились в политическую демонстрацию.
На белой ленте, украшавшей венок, молодой революционер Яков Свердлов написал красными буквами: «Неуклонно шедшему от идущих».
 
Нижний Новгород – Петропавловское (Всехсвятское) кладбище

КЛАДБИЩЕ ЛИКВИДИРОВАНО

МОГИЛА УТРАЧЕНА